Презентация - Анри Матисс «Живопись вне случайностей»

Анри Матисс «Живопись вне случайностей»Анри Матисс «Живопись вне случайностей»Анри Матисс «Живопись вне случайностей»Анри Матисс «Живопись вне случайностей»Анри Матисс «Живопись вне случайностей»Анри Матисс «Живопись вне случайностей»Анри Матисс «Живопись вне случайностей»Анри Матисс «Живопись вне случайностей»Анри Матисс «Живопись вне случайностей»Анри Матисс «Живопись вне случайностей»Анри Матисс «Живопись вне случайностей»Анри Матисс «Живопись вне случайностей»Анри Матисс «Живопись вне случайностей»Анри Матисс «Живопись вне случайностей»







Слайды и текст этой презентации

Слайд 1

Анри Матисс. Живопись вне случайностей
Урок современного искусства № 2
Урок МХК

Слайд 2

Среди них «веховой» фигурой (следуя определениям Сезанна) был Анри Матисс (1869–1954), сделавший следующий ощутимый шаг на пути очищения пластической формы. Матисса часто называют мастером интуиции, избранным, художником от Бога, кумиром многих живописцев, стихийно ставших его учениками.
А. Дерен. Портрет Анри Матисса. 1905
«Сезанн был учителем для всех нас», — говорили те, кого принято называть постимпрессионистами. Сезанн был учителем разноплановых мастеров, экспериментаторов в области живописного языка, задававших тон в артистической среде Парижа в 1900-е годы.
«Постимпрессионистами» их именовали потому, что хронологически они пришли позже импрессионистов, однако импрессионистическая революция цвета и света стала фундаментом и точкой отсчета для всех дальнейших их пластических поисков.
«Дикие» (фр. fauve — дикий) — этим точным словом будут отныне обозначать художников, исповедующих прямое, ничем не маскируемое воздействие живописи на зрителя.

Слайд 3

В Париже Матисс вошел в круг экспериментаторов-колористов Альбера Марке, Жоржа Руо, Андре Дерена, Рауля Дюфи, Мориса Вламинка — тех, кто из-за яростного, раздражающе открытого цвета своих холстов вскоре будет назван «дикими», или «фовистами». Матисс непреднамеренно стал среди них безусловным лидером.
А. Дерен. Мост Черинг-Кросс. Лондон. 1905–1906
Р. Дюфи. Анемоны. 1937
А. Марке. Гавань в Ментоне. 1907
Ж. Руо. Три клоуна (Три циркача). 1928
М. Вламинк. Портрет женщины. 1905–1906

Слайд 4

Упражнение для глаза № 1. Сравнение трех «оконных» композиций.
Р. ван дер Вейден. Святой Иво. 1450
К. Писсарро. Оперный проезд в Париже. Эффект снега. Утро. 1898
А. Матисс. Открытое окно в Коллиуре. 1905
Мотив окна многозначен и потому любим в мировом искусстве. Это полный символики вход в большой мир и способ демонстрации авторских живописных умений.

Слайд 5

«Большинство людей воспринимают живопись как дополнение к литературе, — писал Матисс. — Тот, кто хочет посвятить себя живописи, должен первым делом вырвать себе язык», то есть перестать объяснять и рассказывать, доверив выразительность только живописной форме.
«Это живопись вне случайностей, живопись в себе, живопись в чистом виде… Это поиск абсолюта», — напишет приятель Матисса Морис Дени. Абсолют требует от языка ясности, цельности и экономичности отдельных его проявлений. Колористическое буйство уступает место локализации цвета вокруг основных его составляющих, своеобразных источников энергии, главным из которых для Матисса начала 1900-х становится синий.
Увидев «Трех купальщиц» Сезанна в окне галереи Воллара, Матисс в буквальном смысле потерял покой и, собрав все гонорары с редких еще собственных продаж, поместил наконец объект желаний в собственную мастерскую.
П. Сезанн. Три купальщицы 1879–1882

Слайд 6

Рубеж веков стал и матиссовским рубиконом. В его жизни начинается эра синего, оттеснившего все случайные, незначимые оттенки, обратившего поиски художника к главному — небесному, сакральному; ибо синий — не раскраска, но цель, ценность, доступная только большим мастерам, служившим, как правило, высшему, храмовому, искусству.
А. Дюрер. Поклонение волхвов. 1504
Микеланджело. Страшный суд. 1537–1541

Слайд 7

Упражнение для глаза № 2. Понаблюдаем за жизнью синего в трех работах Матисса.
А. Матисс. Голубая ваза с цветами на синей скатерти. 1913
А. Матисс. Женщина в шляпе. 1905
А. Матисс. Зора на коленях (Зора на террасе). 1911
Цвет «лепит» форму в портрете женщины в шляпе.
В «Зоре на коленях» синий утрачивает свою материальность, он становится воздушной субстанцией, разворачивающей перспективу далей на втором плане.
Пребывание в Алжире и Марокко дало серьезный опыт постижения декоративной сути объекта искусства и в первую очередь – его пластической красоты, таящей в себе и красоту духовную.

Слайд 8

Синий стал для Матисса путеводным цветом на всю долгую и непростую творческую жизнь. Ее перипетии и разность авторских состояний проявлялись и в качестве синего цвета, менявшегося на каждом новом витке. В 1907 г. он пишет «Голубую обнаженную», ставшую потрясением для окружающих.
А. Матисс. Голубая обнаженная. 1907
Спустя сорок пять лет ослабленный болезнью восьмидесятилетний художник сложит из цветных бумажек другую легендарную «Синюю обнаженную» в освоенной им и открытой художественному миру технике аппликации.
А. Матисс. Синяя обнаженная. 1952

Слайд 9

Единственная полностью авторская книга Матисса, состоящая из двадцати цветных таблиц, воспроизводящих его аппликации и факсимильно воспроизведенных его рукописных текстов была названа художником «Джаз».
Листы из авторской книги А. Матисса «Джаз». 1947
Джазовая музыка предполагает подготовленность слуха, способного уловить и оценить изыски гармонических и ритмических фигур. Неслучайно основным инструментом джаз-музыкантов выступает импровизация, то есть свое, неповторимо личностное преломление известной темы.

Слайд 10

Силуэты фигур, безусловность цветных пятен, вырезаемых безошибочной рукой художника, словно повторяют ту единственно верную природную форму, которую он держит внутренним зрением. «Поскольку мы видим вещи, мы на них больше не смотрим», – писал Матисс. Он смотрел на формы иным — не буквальным способом, оставляя в них лишь сущностные жизнеобразующие составляющие.
Листы из авторской книги А. Матисса «Джаз». 1947

Слайд 11

Лапидарность в передаче человеческой фигуры, как бы возвращающая ее в первозданность – к началу времен, к архаике – был излюбленным приемом и естественным способом видения художника. Он стал пластической основой двух огромных композиций — «Музыка» и «Танец», заказанными для своего особняка московским меценатом Сергеем Щукиным.
А. Матисс. Танец. 1910
А. Матисс. Музыка. 1909
Именно в этом диптихе стала очевидна средообразующая роль новой живописи, слишком самодостаточной и сильной для того, чтобы просто украсить собой интерьер.

Слайд 12

«Я все же верю во вторую жизнь… где я буду писать фрески…» (А. Матисс)
Верю ли я в Бога, – пишет художник в книге «Джаз». – Да, когда работаю. Когда я покорен и скромен, я чувствую, что мне как будто кто-то помогает, заставляя создавать вещи, стоящие выше меня.
В Вансе на юге Франции была создана в 1949–1953 гг. часовня Розер или капелла Четок, «…где будут утоляться многие печали и оживать новые надежды…», – писал художник.
А. Матисс. Часовня Розер (капелла Четок). 1949–1953 Ванс
В капелле Четок артистическое и божественное неразрывно, зримый мир предстает воплощением высшего, а художник – его посредником, мастером чистых, неслучайных форм.

Слайд 13

Публикация писем Мари Анж
Маэстро линейного рисунка, Матисс рождает на наших глазах мир людей и святых, цветов и слов, материализуя их линейным росчерком, цветом и светом. На наших глазах тварное рождается из вселенского. Это акт высшего доверия зрителю, молящемуся, человеку, способному к духовному, внутреннему зрению.
Анри Матисс и Мари Анж
Матисс за работой
Интерьер часовни

Слайд 14

Презентация подготовлена Е. Князевой по материалу О. Холмогоровой Журнал «Искусство» № 3/2015
А. Матисс. Портрет Лидии Делекторской. 1947