Презентация - Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»

Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»Рассказ М. Шолохова «Судьба человека»







Слайды и текст этой презентации

Слайд 1

Рассказ Михаила Шолохова «Судьба человека» (1956-1957 г.г.)

Слайд 2

Первая послевоенная весна была на Верхнем Дону на редкость дружная и напористая. В конце марта из Приазовья подули теплые ветры, и уже через двое суток начисто оголились пески левобережья Дона, в степи вспухли набитые снегом лога и балки, взломав лед, бешено взыграли степные речки, и дороги стали почти совсем непроездны.

Слайд 3

Хорошо было сидеть на плетне вот так, одному, целиком покорясь тишине и одиночеству, и, сняв с головы старую солдатскую ушанку, сушить на ветерке мокрые после тяжелой гребли волосы, бездумно следить за проплывающими в блеклой синеве белыми грудастыми облаками.

Слайд 4

…из-за крайних дворов хутора вышел на дорогу мужчина. Он вел за руку маленького мальчика, судя по росту - лет пяти-шести, не больше. Они устало брели по направлению к переправе

Слайд 5

Видали вы когда-нибудь глаза, словно присыпанные пеплом, наполненные такой неизбывной смертной тоской, что в них трудно смотреть? Вот такие глаза были у моего случайного собеседника.

Слайд 6

- Поначалу жизнь моя была обыкновенная.

Слайд 7

А тут вот она, война. На второй день повестка из военкомата, а на третий - пожалуйте в эшелон.

Слайд 8

- До самой смерти, до последнего моего часа, помирать буду, а не прощу себе, что тогда ее оттолкнул!.. Сердце до сих пор, как вспомню, будто тупым ножом режут...
Он на полуслове резко оборвал рассказ, и в наступившей тишине я услышал, как у него что-то клокочет и булькает в горле. Чужое волнение передалось и мне. Искоса взглянул я на рассказчика, но ни единой слезинки не увидел в его словно бы мертвых, потухших глазах. Он сидел, понуро склонив голову, только большие, безвольно опущенные руки мелко дрожали, дрожал подбородок, дрожали твердые губы... - До самой смерти, до последнего моего часа, помирать буду, а не прощу себе, что тогда ее оттолкнул!.. Он снова и надолго замолчал. Пытался свернуть папиросу, но газетная бумага рвалась, табак сыпался на колени. Наконец он все же кое-как сделал крученку, несколько раз жадно затянулся …

Слайд 9

…я не охотник был на жалобных струнах играть и терпеть не мог этаких слюнявых, какие каждый день, к делу и не к делу, женам и милахам писали, сопли по бумаге размазывали. Трудно, дескать, ему, тяжело, того и гляди убьют. И вот он, в штанах, жалуется, сочувствия ищет, слюнявится, а того не хочет понять, что этим разнесчастным бабенкам и детишкам не слаже нашего в тылу приходилось. Вся держава на них оперлась!

Слайд 10

Попал я в плен под Лозовеньками в мае сорок второго года

Слайд 11

"Вот, - думаю, - и смерть моя на подходе". Я сел, неохота лежа помирать, потом встал.

Слайд 12

А когда я очухался, один из них шепчет: "Боже тебя упаси падать! Иди из последних сил, а не то убьют". И я из последних сил, но пошел.

Слайд 13


Так всю ночь и прослонялись мы в этой церкви, как овцы в темном котухе.

Слайд 14


Вот что значит настоящий доктор! Он и в плену и в потемках свое великое дело делал.

Слайд 15


"Не могу, - говорит, - осквернять святой храм! Я же верующий, я христианин! Что мне делать, братцы?"

Слайд 16

Замолчали они, а меня озноб колотит от такой подлючности.

До того мне стало нехорошо после этого, и страшно захотелось руки помыть, будто я не человека, а какого-то гада ползучего душил... Первый раз в жизни убил, и то своего... Да какой же он свой? Он же худее чужого, предатель.

Слайд 17


А вот откуда у меня, у такого тощалого, силы взялись, чтобы пройти за сутки почти сорок километров, - сам не знаю. Только ничего у меня не вышло из моего мечтания…

Слайд 18


Сначала сами били в полную волю, а потом натравили на меня собак, и с меня только кожа с мясом полетели клочьями. Голого, всего в крови и привезли в лагерь. Месяц отсидел в карцере за побег, но все-таки живой... живой я остался!..

Слайд 19


… стреляли и били нашего брата везде одинаково. А били богом проклятые гады и паразиты так, как у нас сроду животину не бьют. И кулаками били, и ногами топтали, и резиновыми палками били, и всяческим железом, какое под руку попадется, не говоря уже про винтовочные приклады и прочее дерево. Били за то, что ты - русский, за то, что на белый свет еще смотришь, за то, что на них, сволочей, работаешь. Били и за то, что не так взглянешь, не так ступнешь, не так повернешься. Били запросто, для того чтобы когда-нибудь да убить до смерти, чтобы захлебнулся своей последней кровью и подох от побоев. Печей-то, наверное, на всех нас не хватало в Германии.

Слайд 20


Комендантом лагеря…был у нас немец Мюллер… Бывало, выстроит нас перед блоком - барак они так называли, - идет перед строем со своей сворой эсэсовцев, правую руку держит на отлете. Она у него в кожаной перчатке, а в перчатке свинцовая прокладка, чтобы пальцев не повредить. Идет и бьет каждого второго в нос, кровь пускает. Это он называл "профилактикой от гриппа".

Слайд 21


Он матершинничает почем зря, а нам от этого легче становится: вроде слова-то наши, природные, вроде ветерком с родной стороны подувает... Знал бы он, что его ругань нам одно удовольствие доставляет…

Слайд 22


"Так что же, русс Иван, четыре кубометра выработки - это много?" - "Так точно, - говорю, - герр комендант, много". - "А одного тебе на могилу хватит?" - "Так точно, герр комендант, вполне хватит и даже останется".

Слайд 23


Захотелось мне им, проклятым, показать, что хотя я и с голоду пропадаю, но давиться ихней подачкой не собираюсь, что у меня есть свое, русское достоинство и гордость и что в скотину они меня не превратили, как ни старались.

Слайд 24


"Ну, - думаю, - ждать больше нечего, пришел мой час! И надо не одному мне бежать, а прихватить с собою и моего толстяка, он нашим сгодится!"

Слайд 25


Не дай бог никому таких писем получать!.. в июне сорок второго года немцы бомбили авиазавод и одна тяжелая бомба попала прямо в мою хатенку. Ирина и дочери как раз были дома... не нашли от них и следа, а на месте хатенки - глубокая яма... Не дочитал я в этот раз письмо до конца. В глазах потемнело, сердце сжалось в комок и никак не разжимается.

Слайд 26


"Да уж не приснилась ли мне моя нескладная жизнь?" А ведь в плену я почти каждую ночь, про себя, конечно, и с Ириной, и с детишками разговаривал, подбадривал их, дескать, я вернусь, мои родные, не горюйте обо мне, я крепкий, я выживу, и опять мы будем все вместе... Значит, я два года с мертвыми разговаривал?!

Слайд 27


Но месяца через три и мне блеснула радость, как солнышко из-за тучи: нашелся Анатолий… И начались у меня по ночам стариковские мечтания: как война кончится, как я сына женю и сам при молодых жить буду, плотничать и внучат нянчить. Словом, всякая такая стариковская штука. Но и тут получилась у меня полная осечка.

Слайд 28


Похоронил я в чужой, немецкой земле последнюю свою радость и надежду, ударила батарея моего сына, провожая своего командира в далекий путь, и словно что-то во мне оборвалось...

Слайд 29

Куда идти? Неужто в Воронеж? Ни за что!

Слайд 30

Этакий маленький оборвыш: личико все в арбузном соку, покрытом пылью, грязный, как прах, нечесаный, а глазенки - как звездочки ночью после дождя! И до того он мне полюбился, что я уже, чудное дело, начал скучать по нем, спешу из рейса поскорее его увидать.

Слайд 31

Закипела тут во мне горючая слеза, и сразу я решил: "Не бывать тому, чтобы нам порознь пропадать! Возьму его к себе в дети".

Слайд 32

Спать я лег вместе с ним и в первый раз за долгое время уснул спокойно. Однако ночью раза четыре вставал. Проснусь, а он у меня под мышкой приютится, как воробей под застрехой, тихонько посапывает, и до того мне становится радостно на душе, что и словами не скажешь!

Слайд 33

Два осиротевших человека, две песчинки, заброшенные в чужие края военным ураганом невиданной силы... Что-то ждет их впереди? И хотелось бы думать, что этот русский человек, человек несгибаемой воли, выдюжит и около отцовского плеча вырастет тот, ко торый, повзрослев, сможет все вытерпеть, все преодолеть на своем пути, если к этому позовет его Родина.

Слайд 34

Проблематика рассказа
Судьба и воля человека Истоки победы в Великой Отечественной войне Русский национальный характер Сохранение ЧЕЛОВЕКА в себе в «пламени войны» Противостояние добра и зла Семья как опора человека в испытаниях судьбы Жизнь человека и история